Сергей Шубенков: «Криштиану Роналду и Лео Месси хотя бы за дело страдают!»

Россия чемпионат мира-2015 по лёгкой атлетике если и не провалила, то выступила по крайней мере очень неудачно. Но и поводов для оптимизма Китай дал немало. Главный – первое (да-да!) в нашей истории золото на дистанции 110 метров с барьерами . И добыл его бронзовый призёр ЧМ-2013, неоднократный чемпион Европы барнаулец Сергей Шубенков – человек, который и в разговоре с журналистами столь же стремителен, как на беговой дорожке. И вы сейчас в этом убедитесь – собеседник он первостатейный…

Сергей Шубенков: «Криштиану Роналду и Лео Месси хотя бы за дело страдают!»
фото: AP

— Серёж, жизнь-то после того, как стал чемпионом мира, сильно изменилась?

— Ну не сказать, чтобы сильно, но сейчас – весь в приятных хлопотах. Вот, например, ответ перед журналистами держу. Прямо с начала недели – всех как прорвало! Из обычных дел не успеваю толком ничего. Сегодня (мы разговаривали во вторник – “МК”) уже вылетаю в Цюрих на финал “Бриллиантовой лиги”, а ещё ведь и потренироваться надо успеть. Да, сезон на исходе, но ещё не закончился, поэтому надо поддерживать форму. Главная задача сейчас – не травмироваться! А так должно «прухи» хватит добегать.

— После окончания финального забега в Пекине ты сразу понял, что стал чемпионом мира? Или постепенно эмоции пришли?

— Да на дорожке вообще что-то неописуемое было! Я до сих пор урывками только вспоминаю. Стартовал вроде не слишком быстро, у меня вообще первый барьер – далеко не самый любимый, потом прочитал, что я на нём был только пятым. Затем стал догонять, где-то на четвёртом барьере понял, что ямайцы отваливаются… Когда финишировал – понимал уже, что первым стал. Но всё равно как в тумане всё было. Меня ещё спрашивали: «А Оливер поздравил? А Лагард?» Отвечал, что нет. А потом в повторе увидел, как они подходят, обнимают (улыбается).

— Как тебе общая атмосфера чемпионата мира?

— Очень крутая! На следующий день после забега думаю: дай-ка посмотрю соревнования с трибуны. Представьте себе: болельщики не дали. Я только появляюсь на стадионе, сразу начинает очередь выстраиваться! В других местах такое, конечно, тоже было, но в Пекине – совершенно другой масштаб. Только когда в репортёрский сектор проник – там не дергали каждые полминуты…

— В Москве уже также пройти не дают?

— Не-а. Но в аэропорту пока стоял, кто-то из проезжающей мимо машины крикнул: «Серега, поздравляю!». В Москве меня все-таки мало узнают.

— В родной Барнаул когда?

— В середине сентября. Еще три старта в Европе впереди.

— Сложный график, дома-то заждались уже, наверное…

— Это да. Но отдохнуть я всегда успею. Правда, жене тут звонил, а у нее слово «отпуск» через предложение звучит. Планируем на октябрь, а может и на ноябрь – если тренер захочет и эту зиму пропустить. Ему это понравилось, учитывая, что после этого удалось мировое первенство выиграть! Тем более дальше-то – Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро!

— Как ты вообще оказался в легкой атлетике?

— У меня есть выражение по этому поводу: из блестящих фитнес-центров чемпионы не выходят… В лёгкую атлетику меня привела мама, сама в прошлом спортсменка. Одно условие у неё было изначально: кроме школы я должен что-то делать хорошее, а не болтаться полдня после уроков. Не обязательно спорт причём – ходил и в “музыкалку”, и в художественный кружок.

Ну а в спорте чем я только ни занимался: хоккей, плавание, аэробика даже была… С этим вообще проблем у нас не было. Потому что у меня к тому моменту мама в местном спортивном департаменте работала, куда хотел “сына” – туда и шёл. Футбол хочешь – на тебе футбол. Много видов спорта перепробовал… Но однажды сказал, мол, осточертел ваш спорт. Нет, ответила мне мама, так не пойдёт, тогда будешь ходить туда, куда я скажу. И так я в боксе оказался. Год на этот чёртов бокс проходил (смеётся). Нет, на самом деле-то я не жалею. Тренер ещё такой мужик приколист у нас был.

Но после этого всё понял и сказал маме – дескать, раз уж куда-то всё-таки надо, то хочу как ты: в легкую атлетику. А было мне тогда 12-13 лет. Самое то начинать.

— Сразу попал в бег с барьерами, в котором сейчас выступаешь?

— Нет, но я сразу попал к тому тренеру — Сергею Клевцову! Там мексиканский сериал вообще-то: пришёл я к его жене, они тогда вместе работали – был такой тандем, она брала совсем деток, тренировала, потом уже передавала ему. Потом они разругались. Началось с работы, потом личное уже пошло…

Начинал же заниматься как обычный таланливый парень: со спринта. Бег на короткие дистанции: 60, 100, 200 метров. Потом был прыжок в длину, детское многоборье – метание мяча, прыжок в длину с места… Затем уже попробовал бег с барьерами, стало получаться. Вот и задержался.

— Потому что был результат? Или самому нравилось тоже?

— Перед этим я попробовал тройной прыжок, и мой результат был смешной там – 11 метров. Вот там сразу понял, что это не мое, ну вообще никак. И решил попробовать что-то другое. Перешел в бег с барьерами. И мне понравилось: с первого же забега получилось выполнить норматив второго взрослого разряда, было это в 14 лет. А позанимался я недельки две! Поэтому одно с другим связано. В общем, принял правильное решение – и вот сейчас я здесь. Стенку вам в «МК» подписываю (улыбается).

— А что мама сказала тогда про барьеры?

— Она не то что бы была против моего прихода в легкую атлетику, но за голову схватилась… Ничего не попишешь, говорит, не удержать его! Потому что тогда, в начале 2000-х, этот вид спорта был в Барнауле беднейший, у нас не было ни денег, ни стадионов, ни инвентаря.

— Сейчас как с этим дела обстоят?

— В Барнауле-то? Получше, конечно, но у нас легкая атлетика почему-то всегда развивалась «вопреки».

— Ты как-то способствуешь этому развитию?

— Я это делаю в первую очередь тем, что я что-то выигрываю. А в развитии в Барнауле лёгкой атлетики больше заслуга Клевцова, конечно, тренера моего: он на мне, так скажем, научился – и теперь потихонечку к нему идут все больше и больше. Хотя у него вообще всегда хорошие спортсмены были, а потом я ещё “стрельнул”. Правда, для дальнейшего проресса ребятам нужны соответствующие условия. А у нас вроде всё строят, но потом… Через 2-3 года, бывает, стены уже отваливаются, да и потолок тоже…

— Значит, помимо тебя, у Клевцова есть и другие спортсмены. Делишься с ними своим опытом, знаниями?

— У нас не сильно огромная группа, чуть больше 10 человек. Для них я первым делом живой пример, вдохновитель. Это очень хорошо работает! Вот он, глядите, чемпион мира! А за советом? Да, бывает, обращаются, но я всегда отвечаю, что вот у вас есть тренер, к нему и все вопросы…

— Почему? Ты же сам сказал, что живой пример для них!

— А вот так! Всё же индивидуально. И потом: я спортсмен, а он тренер. Я бегаю, а придумывает-то всё он.

— Золотые медали же выигрываешь ты…

— Ну, знаете, одно дело, если меня спросят, как справиться с предстартовым волнением, а другое – как выполнять упражнение… С первым, конечно, подскажу. Второе – на это тренер есть.

— Кстати о волнении: мандраж перед стартами всё ещё имеется в твои почти 25?

— А это никуда не деть. Хотя, само собой, я не дрожу так, как на своих первых международных стартах. Но меня это волнение только подстегивает!

— Когда был у тебя первый международный турнир?

— Кстати, довольно поздно. В 16 лет. Но я считаю, что по-серьезному у меня началось всё только в 2009 году: когда я стал вторым на юниорском чемпионате Европы. Тогда же у меня и в университете проблемы возникли… Пропускать стал много, причем, что характерно, не столько саму учёбу, сколько экзамены! А так учиться-то я всегда хотел…

— Какую специальность в университете получил?

— Юриспруденцию изучал. Это Алтайский государственный университет. Потом еще и спортивный факультет успел закончить в Тюмени, так что высших образований у меня два. Ай да я (смеется). У меня ведь всегда, ещё раз скажу, на первом месте была учеба, хотел учиться очень – и только потом спорт. А когда уже начал выигрывать, не до того стало… 4 года университета я честно ходил, практически не пропускал пары! Да, я уезжал на сборы, но я возвращался и всё сдавал, всё учил, всё писал. Конечно, некоторые грешки мне так прощали, но не все. А вот начиная с 5-го курса… До того времени всё было просто: сборы только окончились – и я дома. Тогда же как начался май – и понеслась: Бриллиантовая лига, чемпионат России, снова Бриллиантовая лига – и так далее. Всё это во время сессии!

Тут и начались проблемы, когда из пяти экзаменов я физически мог прийти только на один. За башку от ужаса держался. Да и мотивация к учёбе, признаться, стала пропадать. Начали приходить за один турнир такие деньги, которых я, будучи юристом, не заработал бы ещё лет за пять. В тот момент уже действительно меня стали выручать “преподы”.

— Вообще относились там к тебе как к звезде?

— По-разному, конечно, но в целом да. Плюс еще роль сыграло то, что 4 года-то я действительно учился нормально, это же помнили! Закончил я, кстати, без троек. Самая жестокая сессия – 3-й курс. А у меня там – не поверите – одни пятерки были. И стипендия, между прочим, повышенная: не 1300, а 1700 рублей!

— Наверняка, помимо добрых людей, которые за твои спортивные заслуги помогали, встречались и те, кто только из-за твоих успехов с тобой и общался…

— А я таких людей вижу. И думаю, у меня из-за этого после спортивной карьеры не получится другая, например, госслужащего: подхалимов терпеть не могу (смеется). Когда я “жополизов” вижу, меня прямо выворачивает! Как у Гоголя “Нос” – помните?.. Он там ещё говорит носу: “Ваше высокоблагородие”. При этом у меня мама чиновник, так что этого насмотрелся. Сразу вопрос: почему без этого нельзя?!

По-хорошему: о чём мне с этими подхалимами говорить? У меня круг общения это – в основном пацаны с соседнего двора, росли вместе, к которым подходишь и говоришь: эй, я чемпион Европы и мира! А они тебе: окей, чемпион, чайку налей!

— Сейчас по юриспруденции сможешь работать, если потребуется?

— Практика нужна. Там же много писать надо. Так что часа 4 повспоминать придётся…

— За какими-то видами спорта как болельщик следишь?

— Очень-очень поверхностно слежу. Мой шеф, то есть тренер, скажу вам, вот ярый фанат баскетбольного «Лос-Анджелес Лейкерз» и Формулы-1. Особенно – гонщика Фернандо Алонсо. Но я так не могу за этим постоянно следить: мне усидчивости не хватает! При этом с удовольствием смотрю за хоккеем, сборной России. Чемпионат мира всегда гляжу. А раньше ходил на наш “Мотор” из Барнаула. Вылезли они как-то даже в первую лигу, после чего, правда, обанкротились.

— Раз ты любишь хоккей, тогда вопрос немного из прошлого: наши хоккеисты провалились в Сочи. Ты, как спортсмен, который был на Олимпиаде и, надеемся, еще будешь, можешь представить, что творилось у них на душе в тот момент?

— Конечно. Огромное разочарование было у них – и никакие миллионные зарплаты его не снимут. Это просто надо пережить. У меня же у самого был олимпийский провал… И это жестко.

— А ты в Лондоне уже на что-то рассчитывал разве?

— На медаль уж точно. Результат-то позволял. Третий тогда пришёл со временем 13,12, а у меня на тот момент личный рекорд был – 13,09. Показал бы там свой лучший результат – стал бы бронзовым призёром Игр.

— Что тогда помешало?

— Олимпийские игры — это все равно что-то другое. Я вот себя каждый раз убеждаю, что Олимпиада — это тоже самое: переоделся, размялся, встал в колодки, такой же полный стадион, как на многих стартах, выстрел из пистолета… И даже ребята, которые рядом с тобой, те же самые, с которыми ты каждую неделю встречаешься на “Бриллиантовой лиге”. Но… Атмосфера иная совсем. Я в Лондоне после предварительных забегов подошел к таблице, чтобы посмотреть результаты. Так там 8 человек не добежали! Восемь! Если утрировать, то это из одного забега не дошел до финиша никто. Давление колоссальное!..

— А обстановка в олимпийской деревне тебе как? Удивило что-то? К примеру, Усэйн Болт там же жил или в гостинице?

— Именно его не видел там. Видел нашу женскую сборную по баскетболу… Удивился, как громко и откровенно девушки матерятся (смеется). А так, в целом, мне нужно было дистанцироваться от всей этой обстановки, поэтому относился ко всему как к само собой разумеющемуся. А вот тренер у меня там только и делал, что фоткался! Особенно круто получился кадр, где он с Поу Газолем (баскетболист «Лейкерс» — «МК»).

— Возвращаясь к другим видам спорта: футбол привлекает? Учитывая, что папа когда-то играл…

— Вообще не привлекает! А папа играл… Он за миллионы не играл! Нет, какие миллионы, сейчас уже миллиарды… О чем это я? В общем, если бы я не знал, сколько эти ребята получают – мне бы футбол нравился. Вот реально!

— Только в этом причина?

— У меня еще есть яркий пример из жизни. 2012-й год, сборы в Новогорске. Тренировки были у нас жесточайшие – две в день! Утром — бег с барьерами, потом мы дико уставшие идем домой, чтобы полтора часа поспать, а дальше — работа в тренажерном зале. И в тот же момент были сборы у какого-то футбольного клуба… Кружочки побегали, мячики попинали… Тогда у меня, что называется, «бомбило»! Я тут чуть ли не подыхаю, олимпийским чемпионом стану – тогда да, миллионером буду. А они ничего не делают, протирают лавки и у них по миллиону зарплаты! Я к ним просто не могу относиться серьезно. Могу понять, когда миллионеры – звёзды, Криштиану Роналду и Лионель Мессии. Они за дело своё страдают, они в конце концов хотя бы потеют к концу игры (смеется).

— Тогда, наверное, перейдем к музыке, в ней ты в легкоатлетическом и вообще спортивном мире слывёшь знатным экспертом. Какие любимые группы?

— О да! Сейчас я подсел на Arch Enemy: там женщина издает такие звуки, которые и для мужчины негоже… А вообще я слушаю жесткую музыку, её обычным людям не советую. Очень мне нравится Nightwish — сочетание метала с женским вокалом. Случай был опять-таки в 2012-м году. Выхожу я в холл гостиницы, это было в Хельсинки, поворачиваю голову к лифту, двери закрывались, вдруг смотрю: стоит мужик с бородой в две косы. А это их бас-гитарист! Позже его тренер в столовой увидел, звонит мне, говорит иди сюда, фоткаться будешь. Теперь у меня “вконтакте” есть фотки с Марко Хиеталой!

— Перед соревнованиями что слушаешь?

— Children Of Bodom — нормально заходит! Еще мне в последнее время очень нравится канадская группа The Agonist. У них там вокалистка строчку поет спокойно, строчку — как это тренер называет — лает. Я даже сначала думал, что у них два вокалиста, женщина и мужик, ан нет! Теперь всем говорю – посмотрите, это же прекрасно!..

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.