Елена Вяльбе: «Хочу посмотреть Родченкову в глаза»

Глава Федерации лыжных гонок России — о тех, кто вставляет нам палки в лыжи.

Когда перед Олимпиадой МОК вычеркнул из списка приглашённых всех лидеров её команды, легендарная лыжница думала: «Если возьмём одну «бронзу» в мужской эстафете, уже будет хорошо». 

В итоге русские лыжи, которым досталось 8 медалей (3 серебряные, 5 бронзовых), стали главной сенсацией Пхёнчхана-2018. В интервью «АиФ» Елена Вяльбе рассказывает, как её «дети» докатились до пьедестала, почему не пожмёт руку Баху и не станет работать за границей. 

Досье

Елена Вяльбе родилась в 1968 г. в Магадане. Урождённая Трубицына, фамилия Вяльбе — от первого мужа, эстонского лыжника Урмаса Вяльбе. 3-кратная олимпийская чемпионка по лыжным гонкам, 14-кратная чемпионка мира. Президент Федерации лыжных гонок России с 2010 г. Трое детей — сын (1987 г. р.) и две дочки (2002 г. р. и 2014 г. р.).

Виктория Хесина, «АиФ»: Про лыжников вы говорите: «Это — мои дети». С кем вам тяжелее — с этими спортивными детьми или с собственными?

Елена Вяльбе: Да одинаково. И для лыжников, и для домашних у меня есть и пряник, и кнут (смеётся). Только с двумя внуками и своей младшей дочкой, которой 4 года, я общаюсь не так, как с остальными. 

Я не знаю, кого во мне видят спортсмены — главу федерации или олимпийскую чемпионку. Но понимаю, что меня уважают, боятся, прислушиваются. Конечно, есть определённый барьер между руководителем и подчинёнными: никто со мной на «ты» не разговаривает. Но ребята могут прийти ко мне с личными проблемами, просто для разговора. И мне это нравится. 

— На Олимпиаде ваш Алексей Червоткин попросил прощения за «серебро» в эстафете. А за что ему извиняться? Ведь приехал он в Пхёнчхан после бронхита! Мог бы, как Аршавин, сказать: «Ваши ожидания — ваши проблемы». 

— Но мы же не футболисты. Мы с ними разные люди. А Алексей сказал то, что посчитал нужным, хотя его никто не упрекал. Он сделал всё, что мог. И так у нас было и в мужской, и в женской эстафете — каждый выложился до последней капли. 

— Раз уж мы вспомнили футбол, объясните, Елена Валерьевна, почему в лыжах нет проблем с молодёжью (Червоткину — 22 года, Большунову — 21) , а Черчесову в своей сборной 35-летнего Березуцкого заменить некем? 

— У нас построена хорошая система, начиная с юниоров. Молодым уделяем максимум внимания, и это приносит плоды. Получается, что изначально есть из кого выбирать. Хотя мне бы хотелось, чтобы их было ещё больше.

И, наверное,  из-за того, что вид спорта у нас тяжёлый, до высокого уровня доходят только настоящие бойцы. Те, кто едет на Олимпиаду, уже подготовлены и морально, и физически. А в футболе? Я не знаю, почему там такая сложная история. Не то чтобы мне это неинтересно. Просто я занята своим делом, в проблемы других мне некогда вникать. 

«Саня, ну почему ты не поменял лыжи?!». Большунов проиграл, и это сенсация!

— В биатлонные проблемы тоже вникать не хотите? Ведь многие говорят: «Давайте Вяльбе ещё и биатлон отдадим». 

— Да не хочу я ни в какие другие виды спорта! И не потому, что чего-то боюсь. Мне вполне хватает лыжных гонок. 

Вообще я уверена, что любой вид спорта иногда переживает кризис. Мы в таком кризисе были, сейчас вот биатлон. И это несмотря на то, что биатлон в последние годы был более раскрученным, чем лыжные гонки, все про него говорили, обсуждали, ждали медалей… У меня есть своё мнение, почему произошло то, что произошло. Но не считаю правильным его кому-то навязывать. Мне кажется, они в биатлоне сами должны разобраться. 

«Я сидела и плакала» 

— Помните самый тяжёлый свой день за последнее время? 

— День? Вот уже два года продолжаются эти мучения — обвинения, отстранения и т. д. 
С одной стороны, мы отстояли в спортивном арбитражном суде (CAS) медали Сочи-2014, 8 лыжников были полностью оправданы. Но ведь МОК без объяснения причин не пустил на Олимпиаду в Пхёнчхан ни Глеба Ретивых, ни Сергея Устюгова. И есть такое ощущение, что объяснений мы не получим никогда. Вы не представляете, какой это был для меня удар! Я сидела перед руководителями нашего Олимпийского комитета и плакала. Не могла прийти в себя, думала: «Зачем мы едем на Олимпийские игры? Всех моих выкосили, всех срезали».

Да, медали, которые мы выиграли в Пхёнчхане, — это здорово. Я очень горжусь ребятами и дев­чонками. Но эта радость смешана с болью из-за того, что на Олимпиаде не выступили наши лидеры. Те, которые в честной борьбе отобрались на Игры, которые могли бы претендовать на «золото» и усилить конкуренцию. Это ведь даже иностранцы отмечали. Я знаю, что сделала всё, что могла, для того чтобы ребята поехали в Корею, но… И эта рана навсегда в моём сердце. 

— Если ваши лыжники, пусть в усечённом составе, поехали на Олимпиаду, то на Паралимпиаду российскую мужскую команду по лыжным гонкам вообще не пустили. 

— Тут у меня даже нет слов. Паралимпийцы и так многого лишены в жизни, а когда ещё и со стороны так добивают… Но, знаете, я думаю, Бог всё видит. Рано или поздно наши слёзы им отольются. Причём не раз.

Что случилось с Родченковым?

— Если бы у вас была возможность пообщаться с Родченковым, что бы вы ему сказали?

— Родченков (бывший глава Московской антидопинговой лаборатории, информатор ВАДА. — Ред.) прекрасно осведомлён о моём отношении к употреблению допинга. Родченков знал: мне известно о том, что он там что-то изготавливает, продаёт. Именно поэтому я запрещала своим спортсменам даже приближаться к нему. И если бы я его сейчас встретила, то никаких громких слов не говорила бы, вопросов не задавала. У меня только одно желание — просто посмотреть ему в глаза. Хотя думаю, что смотреть в мои глаза он бы не смог. 

— Биатлонистки Зайцева, Романова и Вилухина с помощью денег Михаила Прохорова (бывший глава Союза биатлонистов России) подали иск против Родченкова о клевете. Лыжники будут подавать?

— Да, мы будем судиться, подавать иски в гражданские суды и отстаивать своё честное имя. Процесс предстоит долгий. Попытаемся получить компенсацию за моральный ущерб, за все эти отстранения. Забыть про то, что с нами сделали, было бы, мягко говоря, неправильно.
Я вам скажу, в моей команде ни один спортсмен не имеет терапевтических исключений. Мы не притрагивались к запрещённым препаратам, ни о каких допинг-программах и слышать не слышали. Но из нас сделали какую-то грушу для битья, если можно так выразиться. Лыжным гонкам же больше всего досталось. 

 — Вы говорили, что сожалеете о том, что пожимали руку Баху и сидели с ним за одним столом. Но сейчас МОК Россию вроде как простил и принял обратно в большую олимпийскую семью. Ваше отношение к главе МОК изменилось? 

— Нет. И думаю, никогда уже не изменится. 

«Слова всегда найду»

— Елена Валерьевна, а был ли за то время, что вы возглавляете Федерацию лыжных гонок, момент, когда подумали: «Жалко, что я не мужик»? Случалось ли, что к вам не прислушивались просто потому, что вы — женщина? 

— Странный вопрос. Я абсолютно комфортно чувствую себя на этом месте. Есть, наверное, у нас один человек, у которого комплекс из-за того, что его руководитель — женщина. Но это не мои проблемы. Да, мы можем ругаться с коллегами, с тренерами — это понятно, ведь каждый отстаивает свою точку зрения. И если надо, то нахожу любые слова, понятные для всех (смеётся).

Подвиг ефрейтора Спицова. История лыжника, ставшего героем Пхенчхана

— Вы говорили лыжницам: «Не уйду от вас, пока не станете олимпийскими чемпионками». То есть остаётесь в лыжных гонках как минимум ещё 4 года, до следующей Олимпиады?

— Я ведь их даже «тумбочками» называла, когда не было результата. Сейчас уже говорю, что нельзя так про наших женщин. Потому что они начинают доказывать мне, что тоже что-то умеют. И я готова подождать ещё 4 года, чтобы лыжницы дошли до золотого пьедестала. А может, и ещё 4 года. Я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Я хочу, чтобы у лыжников были победы, которых достойна наша страна. Это ведь не просто медали. Это история, которая остаётся навеки. 

— Вы по-прежнему уверены, что не возникнет такой ситуации, при которой согласитесь поработать за рубежом? 

— Никогда в жизни я отсюда не уеду и никаких консультаций за пределами нашей страны давать не буду. У меня были в своё время предложения, но это абсолютно не моё. И дети мои, к слову, не учились и не будут учиться за границей. 

Я, может, и сумасшедшая, но я очень люблю нашу страну, которая мне дала всё. И деньги для меня не самоцель. Я буду гораздо счастливее, если буду полезна именно здесь — в России. 

Источник

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.